alexiy70 (alexiy70) wrote,
alexiy70
alexiy70

Categories:

Завещание великого Евразийца. (Часть первая)

Начиная читать последнюю книгу Л.Н.Гумилёва "От Руси до России: очерки этнической истории" - я испытал чувство неуверенности. Ведь сюжеты, о которых в ней идёт речь, неоднократно излагались автором, не говоря о других учёных и писателях. Как в этом случае можно избежать повторов, и прежде всего повторов самого себя? Например, фигура Чингисхана, ведь она уже выписана, и блестяще, высокохудожественно выписана Гумилёвым в книге "В поисках вымышленного царства" (М.,Наука.1970) Но страх увидеть повторы рассеялся при прочтении - я с удовольствием отметил, что практически везде найдены редкие возможности рассказать об известном по новому.
Гумилёвский способ изложения вообще неповторимый. Вот и в книге "От Руси до России" идёт разговор об очень далёких по времени событиях и вдруг вставляется вполне современное словечко. Кажется - дикий диссонанс, популярщина? Но у Гумилёва это всегда к месту, всегда естественно и органично. Книга написана так, что создаёт эффект живого, эмоционального рассказа, разговора с автором.
В то же время книга "От Руси до России" не учебник по истории. Это скорее начертание истории России, в чём-то похожее на давнюю работу Г.В.Вернадского "Начертание русской истории", вышедшую в Праге в 1927 году. "От Руси до России" - это книга анализа и раздумий, результат очень личностного, а значит нового осмысления всей русской истории. Основная ценность этой работы Л.Н.Гумилёва в её целостности, что является выражением автора главной идеи его творчества. Такой генеральной идеей для Л.Н.Гумилёва было евразийство - значительное направление русской исторической мысли, возникшее в первой половине прошлого века. "Вообще меня называют евразийцем - и я не отказываюсь, говорил сам Лев Николаевич в одном из интервью - это была мощная историческая школа. Я внимательно изучал труды этих людей. И не только изучал. Скажем, когда я был в праге, я встретился и беседовал с Савицким, переписывался с Г.Вернадским. С основными историко-методологическими выводами евразийцев я согласен." ("Наш современник", 1991 год,№1, с.132)
Евразия, по Гумилёву, - это "не только огромный континент, но и сформировавшийся в центре его суперэтнос с тем же названием." Обобщая результаты своих исследований по евразийской истории, Л.Н.Гумилёв пишет: " Это континент за исторически обозримый период объединялся три раза. Сначала его объединили тюрки, создавшие каганат, который охватывал земли от Жёлтого моря до Чёрного. На смену тюркам пришли из Сибири монголы. Затем, после периода полного распада и дезинтеграции инициативу взяла на себя Россия: с XV века русские двигались на восток и вышли к Тихому океану. Новая держава выступила, таким образом, "наследницей Тюрского каганата и Монгольского улуса. Объединённой Евразии во главе с Россией традиционно противостояли: на западе - католическая Европа, на Дальнем Востоке - Китай, на юге - мусульманский мир."
Ядро концепции евразийства - в объективном характере единства суперэтноса, единства страны, возникшей на огромной территории от Балтийского моря и Карпат до Тихого океана. Именно поэтому идея евразийства одновременно является для Л.Н.Гумилёва критерием оценки тех или иных фигур российского прошлого. И поэтому он - "антипетровец". Это ощущается уже по заголовку раздела, посвящённого "реформатору" Руси, - "Петровская легенда". "При ЕкатеринеII родилась петровская легенда - легенда о мудром царе-преобразователе, прорубившем окно в Европу и открывшем Россию влиянию западной культуры и цивилизации." Но, критикуя многие шаги ПетраI, Л.Н.Гумилёв в то же время смягчает оценки, отмечая, что отношение русского самодержца к Европе, "при всей его восторженности, в известной мере оставалось, если можно так выразиться, "потребительским". А о реформах ПетраI Л.Н. Гумилёв замечает, что все они "были по существу, логическим продолжением реформаторской деятельности его предшественников."
Более того, Л.Н.Гумилёв почти "амнистирует" ПетраI. Почему? Ответ на это вопрос, мне кажется, можно найти в следующих словах: "Весь XVIII век соседние народы по инерции воспринимали Россию как страну национальной терпимости - именно так зарекомендовало себя Московское государство в XV-XVII веках. И поэтому все хотели попасть "под руку" московского царя, жить спокойно, в соответствии с собственными обычаями и законами страны". Это означает, что и в петровский период продолжался процесс становления империи, а поскольку в империю влился ещё "целый ряд этносов, органично вошедших в единый российский суперэтнос", расширив территорию его расселения от Карпат до Охотского моря, значит, можно "амнистировать" даже "западника" ПетраI.
Читая Л.Н.Гумилёва, на фактах убеждаешься в том, что вопрос: "Запад или Восток" - вечный вопрос нашей истории. Вот Русь эпохи Александра Невского. Александр и Батый - союзники. "Русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую и политическую самостоятельность. Русь была не провинцией Монгольского улуса, а страной, союзной великому хану." Но в то же время существовала и программа западников - "Объединить силы всех русских княжеств и изгнать монголов." При этом "рыцари Ордена, купцы Ганзы, папа и император вовсе не собирались тратить свои силы на объединение чужого им государства". Так, анализируя прошедшее, Л.Н.Гумилёв показывает, что для России Евразийское единство всегда предпочтительнее союза с Западом.
Но Гумилёв не был бы Гумилёвым, если бы ограничился лишь популяризацией концепции евразийства. Он отнюдь не стал эпигоном своих великих предшественников. В 1979 году - не уж и давно - было опубликовано серьёзнейшее произведение Льва Николаевича "Этногенез и биосфера Земли." В нём, а также в книгах, вышедших позднее (Древняя Русь и Великая Степь". М.,Мысль,!989г.) "География этноса в исторический период." (Л.,Наука,1990г.), изложена целостная теория этногенеза с её ключевым законом - учением о пассионарности и её носителях - пассионариях.
Пассионарии - это конкистадоры, устремившиеся вслед за Колумбом за океан и погибавшие там. Пассионарии - это Жанна д'Арк, Кутузов и Суворов. А субпассионарии, у которых перевешивает "импульс инстинкта" - это почти все чеховские персонажи. "У них как будто всё хорошо, а чего-то всё-таки не хватает; порядочный, образованный человек, учитель, но..."в футляре"; хороший врач, много работает, но "Ионыч." ("География этноса в исторический период")
Пассионарность проявляется у человека как непереборимое стремление к деятельности ради отвлечённого идеала, далёкой цели, для достижения которой приходится жертвовать и жизнью окружающих и своей собственной. Именно сила пассионарности создаёт такие специфические человеческие коллективы, как этносы(народы), а изменение во времени числа пассионариев изменяет и возраст этноса, то есть фазу этногенеза.
Нет нужды пересказывать теорию этногенеза своими словами, тем самым упрощая, примитивизируя её, ибо вкратце она изложена самим Л.Н.Гумилёвым в разделе "Вместо предисловия". Более того в книге "География этноса в исторический период" суть достаточно сложного понятия "пассионарность" раскрывается на простых примерах. Эта книга, как представляется, может быть своеобразным комментарием к другим, более сложным трудам автора. В отличие от работ, написанных "академическим способом", её стиль, по выражению Г.Державина - "забавный русский слог", то есть простой разговорный язык.
Я хотел бы коснуться лишь одного аспекта теории этногенеза. Гумилёвская концепция неподготовленным читателям чаще всего воспринимается как чисто историческая, а это не совсем верно. На мой взгляд, создавая теорию этногенеза, Л.Н.Гумилёв выступал прежде всего как географ. Ведь эта теория неразрывно связана с понятием "кормящий ландшафт". "Новые этносы - писал он - возникают не в монотонных ландшафтах, а на границах ландшафтных регионов и в зонах этнических контактов, где неизбежна интенсивная метисация." Поэтому первым параметром всей этнической истории он называет "соотношение каждого этноса с его вмещающим и кормящим ландшафтом, причём утрата этого соотношения непоправима, а вернее, искажаются, и ландшафт, и культура этноса."
В последней своей книге Л.Н.Гумилёв остаётся верен этим положениям. Рассматривая успешное продвижение русских "встреч солнца" - в Сибирь - он замечает, что предпосылкой успеха похода Ермака, экспедиций С.Денёва и Е.Хабарова была не только пассионарность русских того времени, но и то, что "продвинувшись в Сибирь, наши предки не вышли за пределы привычного им кормящего ландшафта - речных долин. Точно так же, как русские люди жили по берегам Днепра, Оки, Волги, они стали жить по берегам Оби, Енисея, Ангары и множества других сибирских рек." Кстати, современная картина расселения, цепочек городов, транспортных магистралей подтверждает большую инерционность этой приверженности к "кормящему ландшафту", несмотря на всю грандиозность перемен века научно-технического прогресса.
Идею о Евразии как о едином целом Л.Н.Гумилёв подкрепляет соображениями о "кормящем ландшафте" - разном, но всегда родном для данного этноса. "Разнообразие ландшафтов Евразии благотворно влияло на этногенез народов Каждому находилось приемлемое и милое ему место - русские осваивали речные долины, финно-угорские народы и украинцы - водораздельные пространства, тюрки и монголы - степную полосу, а палеоазиаты - тундру. И при большом разнообразии географических условий для народов Евразии объединение всегда оказывалось выгоднее разъединения."
Tags: Гумилёв
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Лето 9Q года. (18+++)

    Лето примерно 9Q года. Я со своей подругой и подругой подруги отдыхал в имении. Пришли вечером в местный кабак. Сельские кабаки славятся особой…

  • Женщины не любят свидетелей своих неудач. (18+++)

    И так изначально у нас есть женщина и её непомерные амбиции. У неё нет каких то талантов, денег и ума, за то есть подлость, цинизм, всепоглощающая…

  • Knightly stories. (18+++)

    О рыцарях и их подвигах сложено много разных сказаний и легенд. И во всех народных эпосах рыцарь предстаёт перед нами как светлый образ настоящего…

promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 83
Buy for 20 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments