alexiy70 (alexiy70) wrote,
alexiy70
alexiy70

Category:

Однажды в древнем городе. (18+++)

"Как жаль Она могла бы стать звездой кино, фотомоделью быть давным-давно, она могла бы написать роман, как жаль, что всё обман, она могла петь песни о любви, вести большое шоу на тиви, но всё что в жизни есть её печаль, как жаль, как жаль..."


- Я в военные пойду - сказал Серёга, неопределённо качнув головой куда-то в сторону...
- Ага, сказал Васёк. Будешь молодёжь воспитывать и улыбаясь показал схематический половой акт, двигая тазом вперёд-назад и виртуально держа руками чью-то задницу. - А я в бизнес пойду, только батя сказал надо вышку получить.
- Хорошо вам, у одного батя полковник, у другого бизнесмен - ответил им Миха. - А у меня батя слесарь простой. Мне одна дорога - на завод - задумчиво процедил он сквозь зубы и пнул ногой кусок ржавой трубы, которая с грохотом покатилась по бетонному полу некогда промышленного гиганта, оставившего после себя гулкие развалины цехов и громадную, засранную территорию, служившую пристанищем бомжам и разного рода искателям приключений.
- Не ссы, братан - встрял Макс, забивая косячок - я мамке за тебя слово замолвлю. Будешь депутатом, как и я.

- Всем дам по очереди! - подумала старшеклассница Света, выходя из-за забора, где она полила своей обогащённой минералами мочой чахлую заводскую землю с почерневшей травой.
Выебем? - подумал Серёга и посмотрел на друзей.
Выебем и не раз! - хором подумали друзья и заулыбались.
Какие пацаны классные - подумала Света и приветливо улыбнулась.

В это самое время, по разбитой, местами покрытой асфальтом дороге, нёсся заляпанный грязью джип Вениамина. Он уже десять часов сидел за рулём, его заебала эта бесконечная дорога, у него затекла спина и рука, а бесконечная тряска совсем растрясла его слабые мозги. Поэтому мысли его были просты и незатейливы. Он представлял, как зайдёт в дом и что сделает в первую очередь. Сначала конечно помоюсь, - рассуждал Вениамин, а потом хорошенько поем и выебу Ирку. Нет, лучше я буду есть, а она будет делать мне минет. Картина предстоящего вечера живо представилась Вениамину во всех красках: вот он выходит из бани, распаренный и голодный,
как зверь, а навстречу выходит его красавица Ирина, в коротеньком халатике, выгодно подчёркивающем все её нестареющие прелести. Грудь её призывно покачивается, соски затвердели, на руках у неё поднос с дымящейся свиной ногой, только что из печи, Вениамин подходит к ней, берёт поднос, садится в свой любимый реклайнер и начинает жадно жрать мясо, а в это время его соскучившаяся подруга, не менее жадно насасывает его напрягшийся до боли член, так виртуозно и умело, что по телу Вениамина проходят волнами судороги наслаждения. Вениамин орал от животного наслаждения на весь салон джипа, на всю громкость, на весь мир, который вот-вот не будет иметь никакого значения. От яркого видения и напряжения Вениамин обильно потел и так увлёкся фантазиями, что совсем забыл о дороге.

Ворона, сидевшая на самой высокой трубе давно умершего промышленного гиганта, почувствовала как волна воздуха выстрелившая из под проезжающего джипа торкнула ворону прямо в бочину, да так, что она чуть не ёбнулась в чёрную бездну трубы. От испуга она даже обделалась. Однако совладав с мощью полученного заряда, ворона вернулась на свою наблюдательную позицию. С неё открывался чудесный вид: вдалеке заходило солнце, отражаясь в глади великой реки тысячами искр, унылый древний город чернел как пятно сажи на ярко-зелёном холсте окружающей его природы, а на территории завода четверо школьников трахали свою подругу по очереди. Именно это и привлекло ворону, ведь у этих двуногих был пакет с сухариками, которые почти все просыпались на землю и ждали когда ворона, величественно слетев с трубы, приступит к вечерней трапезе.
Неожиданно раздался жуткий грохот и на территорию завода сумасшедшим вихрем влетел здоровенный джип, сметая всё на своём пути. Он протаранил хлипкую сторожку, снёс одинокую створку двери, висевшую на ржавой петле, при входе в здание и со всей дури въехал в ебущихся школьников, которые не успели даже пикнуть. Размазав будущее России по капоту, машина пролетела дальше и с рёвом сорвалась в великую реку. Охуевшая от увиденного ворона готова была поклясться, если бы умела, что водитель джипа всё время громко и восторженно хохотал.
Немного придя в себя, ворона слетев вниз, принялась осматривать трофеи: четыре пять трупов, переломанные и переплетённые в смертельных объятиях - это намного больше еды, чем рассчитывала ворона. Надо бы собачек пригласить - подумала она и полетела прочь.

Серёга с трудом разлепил глаза и тут же рвотный спазм сотряс всё, что осталось от его тела; кругом переломанные кости, кровь, кишки вперемешку со спермой, а перед самым носом вылетевший из глазницы глаз Светки, смотревший на него с каким-то укором. Вроде жив - пронеслось в голове Серёжки. Он попробовал пошевелиться и в тот же миг окружившие их городские собаки кинулись как по команде, а Серёга заорал от дикой боли, стоны его сменились на хрип, когда одна из собак вцепилась ему в горло.

Закатное солнце подкрасило последними лучами воду великой реки в багряные тона и погрузилось в неё, будто утонуло. Наступила ночь. Древний город, где не горел ни один фонарь, окутала тьма.


Tags: народная литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 86
Buy for 100 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments