alexiy70

Сказка про счастье.

Хотите верьте, хотите нет, но в одной очень богатой стране, в славной деревне Великановка жила девушка Нелли. Сидела она в своей избушке, оставшейся от родителей и мечтала о счастье. О своем счастье: бывшем и будущем. И конечно же заглавное место в этих мечтах занимал... нет, не принц — куда там деревенской доярке Нелли до принца Виндзорского — они все давно расписаны по принцессам, — а справный парубок Лёшка — не принц, но механизатор от Бога. В пору уборочную, когда Лёшка комбайнёрил и получал весьма приличную зарплату, запросто мог утереть нос всем принцам, потому как и обновку Нельке мог справить из далёкой страны Чайны и даже деревенскую румошную запросто сводить. О как! И жили-поживали они с Лёшкой худо-бедно, а иногда и толсто-богато, особенно в день зарплаты. И было им счастье — их счастье.

Но вот беда! Какой-то Дракон Моисеич, летающий где-то так высоко — аж на уровне кремлёвских звёзд! — скупил, сука трёхголовая, все земли окрест и начал свой драконовский бизнес. То ли нефть в тех землях была, то ли диковинный алюминий, но скупил. И перестала Нелли доярить, а Лёшка комбайнёрить по причине отсутствия необходимости в их делах праведных. Ну а что? Хлебушек из какой-то Канады  Дракон завозит, а молоко порошковое из непонятной Америки. Дешевле и не хлопотно. Вот и сидит Нелли без дела и о счастье мечтает. И Лёшка в тон ей вздыхает. Хлопнут по стакану буряка и мечтают. Только без денежек да на пустой желудок о счастье мечтать как-то не сытно и даже неприятно, потому как намечтаешь себе полный стол явств, глаза откроешь — а на нём одна картошка в мундире да луковица.

Лёшке то попроще — подался он от безделья в далёкий стольный град, да там не то сгинул, не то женился, что для Нельки означало одно и тоже. Погоревала Нелли пару недель и снова у окошка уселась — о счастье мечтать. Подалась бы она в далёкую столицу, разыскала бы Лёшку — может он в беду какую попал? Да возвратила его обратно в Великановку. Ну их эти деньги, им ведь так хорошо было вдвоём! И на одной картошке люди жиаут и обновки Нелли уже не по сердцу коли Лёшки рядом нет, был бы милый рядом, была бы любовь крепкая, а там... Там и трава не расти! Да только поехать в столицу денежек надо — тех самых, презренных, а нет их у Нелли. Вот и получается, что счастье не в деньгах, но и без низ не добыть его. Вот любовь же была и счастье какое-никакое... А денег не было. И ничего не получилось. Вот такая хренотень получается.

Пошла как-то Нелли в лес по грибы да ягоды, потому как счастье счастьем, но есть охота. И тут шорох да хруст в кустах. Нелька так и обомлела! А ну как медведь? ... Из кустов вышел парнишка... Хотя в те времена встретить в лесу парня... уж лучше голодного и свирепого медведя. Ну да ладно... А парнишка оказался пригож собой, ланиты румяны, взгляд ясен, камзол на нём справный и веет от него Хуго с Боссом, хотя тогда Нелли таких ароматов и не ведала. А юноша оказался самым что ни на есть принцем Виндзорским  — в сказках ещё не то бывает. Прилетел он к Дракону Абрамычу погостить да поохотиться — места ж дивные! — да заблудился. Ну как водится — уси-пуси, мадам-месье — влюбился принц крепко-накрепко в ясну девицу Нелли, так крепко, словно кто-то вагонку к дубу двухсотым гвоздём приколотил. Принц Нелли презенты всяческие шлёт — и не какой-нибудь отрез из ситца или туфельки одноразовые, а какой-то прет-о-порте от самого Версача и Долче С Габаною, колечки, серёжки с бриллиантами и изумрудами, да дорожку перед Нелли фунтами какими-то стелет. Натурально влюбился, куда ж деваться. Принцы оне же тоже люди и ничто человеческое им не чуждо  — это Нелли сразу просекла. Лёшка то ейный после третьего стакана любил непонятно так говорить: homo sum, humani nihil f me auenum puto (я человек, ничто человеческое мне не чуждо. (из комедии древнеримского писателя Теренция). Ну а раз принцы такие же люди — значит такие же дураки, дядя Терентий знал, что говорил. Ну и Нелли, глядя глядя как принц для неё старается, тоже прониклась к нему любовью всамоделишной — шутка ли! Сам принц! О таком все только мечтают, а у Нельки  — вот он, ручной совсем, в ногах валяется. Лёшка правда тоже в ногах валялся, но только когда напьётся вусмерть.  Да и где он — Лёшка то? Позабыл-позабросил. А этот — по трезвому. И как тут не любить? 

(продолжение следует)

promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 83
Buy for 20 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded