alexiy70

Homo militaris (quintus)

К чему приводит поиск «наших»?

В благоприятной обстановке люди обычно относятся к «несвоим» мирно, часто проявляют интерес, а иногда и симпатии. При ухудшении обстановки отношение резко меняется на враждебное. У людей программа «научись узнавать своих» начинает действовать очень рано. Уже в возрасте нескольких месяцев ребёнок начинает своим улыбаться, а на чужих хмурить бровки, делает рукой движение «прочь», кричит. И позднее этот поиск продолжается. Разделите детей на несколько дней, на две случайные группы по любому признаку — и тотчас они начинают считать компаньонов по группе своими, а другую группу чужой. И тут же по отношению к чужим начнут проявлять агрессивность и нарушать моральные запреты.

К сожалению, мы поддаёмся воздействию этой программы всю жизнь, выделяя своих — однокашников, соседей, сослуживцев, земляков, единоверцев — и так без конца. На этой программе нас ловили и ловят демагоги, натравливая на людей иного облика, класса, культуры, национальности, религии, взглядов. Этологи всегда предупреждали, что разделение людей на «наших» и «ненаших» — преступно, ибо оно снимает в человеке инстинктивные запреты не насосить ущерба ближнему, а освобождённый от них человек не просто жесток, он изощрённо жесток, способен изобретать такие страдания «чужому», до которых бы не додумалось ни одно животное. Совершенно ясно, что существование программы разделения на «своих» и «чужих» — иррациональная причина большинства междоусобных конфликтов.

В наши дни всякий может ежедневно видеть по телевизору, что междоусобная война «наших» и «ненаших» — самая жестокая, бессмысленная и аморальная. Что могло бы остановить реализацию этой инстинктивной программы? Во-первых, появление настоящих, биологически подлинных чужих. Нападение другого вида животных, скажем. Если бы на Землю напали марсиане, человечество тут же бы объеденилось. Во-вторых, лишение материала для разделения. В сущности в этом смысл идеи Христа о восприятии каждым человеком в себе чувства любви к любым людям, и в первую очередь — к отличным от тебя и далёким тебе. С этим религия и церковь справлялись не более, чем «на тройку с двумя минусами», ибо в основе любой религии всё равно лежит разделение на «своих» и «чужих». Тогда остаётся только светский путь — законодательное ограничение активности тех, кто под любыми предлогами проповедует или насаждает противопостановление и разделение людей по любому признаку.

В прошлом определённого успеха в этом достигли некоторые империи, как в Европе и Азии, так и в Мезоамерике. Римляне, например, оккупировали некоторые погрязшие в бесконечных вооружённых конфликтах, племена, разоружали их, изымали воинственную часть племени, а остальных полупринудительно приучали к мирному труду и образу жизни. Эта процедура называлась цивилизацией — переводом на гражданский образ жизни. Российская империя, сыграла ту же роль для многих включавшихся в её состав территорий. Имперский вариант замирения имеет два недостатка: во-первых, империя не вообще устанавливает мир, а переносит войну со всей своей территории на свои границы, а во-вторых, цивилизируемые народы особой благодарности не испытывают и терпят их, пока метрополия так богата, что может давать подвластным народам много благ. Когда же империи нечего послать подчинённым народам, кроме своих солдат, империя разваливается. Это прекрасно знали и древние римляне, и древние китайцы.

В 20-и и 21-ом веках по сходному сценарию, но на мировом уровне, пыталась действовать Лига Наций, потом и ООН, их опыт показывает, что если войны между небольшими государствами предотвращать или останавливать удаётся, то войны «наших» с «ненашими» пресечь очень трудно: и те, и другие не считаются ни с какими правилами, договорами, резонами, «голубыми касками» и т.п., а ввод международных войск воспринимают просто как прекрасный повод повоевать с ними.


Расизм — порождение неуправляемых инстинктов

У клетки обезьян хохочет толпа людей. Чем примитивнее люди, тем громче хохот. Что же делают обезьяны? Нет, они не смешат нас, они живут обычной жизнью, почти не обращая внимания на людей, к которым давно утратили интерес за годы жизни в зоопарке. Что заставляет людей смеяться? Они видят знакомые, «наши» движения и мимику в карикатурном, «ненашем» исполнении. И это не случайно. Многие животные близких видов карикатурны, противны друг другу. Вот два вида чаек. Внешне они похожи, и их легко спутать друг с другом не только нам, но и самим чайкам. Мешает этому программа этологической изоляции видов: они карикатурны, противны друг другу по поведению. С чайкой другого вида, очень похожей внешне, «не вытанцовывается», она всё делает не так, как ждёшь, как будто нарочно путает все «па» ритуальных движений, расчитанных на опознание своей особи. Это вызывает у особи близкого вида всё более нарастающее раздражение, и поначалу казавшийся возможным брак расстраивается.

Этологи называют это этологической изоляцией близких видов. Многие животные, чем они генетически ближе, тем более карикатурны, противны друг другу. Зачастую естественный отбор «специально» усиливает различия в поведении у похожих видов, меняя местами отдельные позы ритуальных движений. И не допускает этим их смешения, особенно создания смешанных пар. Тот же механизм этологической изоляции срабатывает и в людях. Но на сегодня мы не имеем такого вида, с которым могли бы случайно скреститься. Хотя для древней инстинктивной программы это не имеет значения: такие виды были раньше (был момент, когда в саваннах Восточной Африки обитало одновременно не менее трёх видов рода человека и не менее трёх видов очень близкого рода австралопитек) и могут быть в будущем (за менее чем сто тысяч лет разумный человек в процессе расселения и географической изоляции начал образовывать расы, которые, не будь эта изоляция нарушена с помощью изобретения средств преодоления водных и прочих преград, проэволюционировали бы сначала до уровня подвидовых различий, а позднее — и видовых).

Вот уже более ста лет, в США нет-нет да и затевается очередной «обезьяний процесс». В стране, где родители решают, чему учить их детей в школе, время от времени находится местечко, где родители вновь и вновь требуют отменить преподавание теории Дарвина о происхождении человека. «Я знаю все ваши аргументы, но мне глубоко противна мысль о происхождении от обезьян; она для меня унизительна, и я не хочу, чтобы мои дети также узнали» — заявил родитель на одном из последних «обезьяних процессов». Очень чётко. А вам, мой любезный читатель, разве не противно? Сейчас в нашей стране — среди тех, кто связан с программымми обучения школьников, наблюдается то же самое.

Уйма людей требует сохранить преподавание теории Дарвина в кастрированном и извращённом виде, «по-марксистски». Например, давать приматов, один из самых древних и примитивных отрядов млекопитающих, в конце курса зоологии, как вершину эволюции, а человека давать не как одного из приматов, а как особое, почти внебиологическое, невероятно для живой природы совершенное и ни на что не похожее творение. Ну почему от обезьян? За что такое наказание?! Не обидно было бы произойти от гепардов, львов, барсов, волка, медведей, орлов...От муравьёв — и то не так худо! Славные воины Ахиллеса назывались мирмидоняне, потомки муравьёв, и носили это самоназвание с гордостью. Многие другие народы выводили себя в своих преданиях от перечисленных выше животных и были этим довольны.

Один мой читатель написал мне, что у него есть доказательства о происхождении человека от дельфинов. О происхождении от инопланетян мечтает немало людей. И мне, сказать по правде, происхождение от обезьяны не по нутру: я знаю много неприятных черт в их поведении. И всё же в этом наука меня утешает: ведь мы с вами, узнав, что такое этологическая изоляция близких видов и подвидов, поняли, что от кого бы мы не произошли, мы были бы на него похожи, и он оказался бы карикатурой на нас. Это эффект генетических программ — одна из причин того, почему этологи не любят писать о человеке в популярной литературе: потом только приходится им отбиваться от защитников человека.

За что же этологов ругали и кое-где и запрещали? За многое. За открытие природы агрессивности, за открытие иерархии, за открытие первичной, не человеком созданной, морали...Но больше всего — за объяснение расовой, национальной и культурной неприязни на основании ошибочного действия механизма этологической изоляции близких видов и подвидов. Читатель уже догадался сам. Ну, конечно же, при контакте с не похожими на нас людьми срабатывает программа реакции на близкий вид или свой подвид: неприятие. Расы человека по поверхностным признакам различаются больше, чем многие близкие виды.

У человека и внутрирасовые различия, связанные с традицией, культурой, одеждой, причёской, религией, могут быть столь заметны, что бессознательно принимаются за межвидовые. А различия в языке? Ничтожные по биологическому существу, но достаточные для полного или частичного непонимания по форме, они точно укладываются в программы поведенческой изоляции: многие виды птиц внешне неотличимы, но разделены разной формой песен. В отношении языка даже виден в развёртке механизм реакции на видовые и подвидовые различия: если совсем непонятный язык (для русских — эстонский, китайский или чукотский) нам просто непонятен, то более близкий язык (литовский, таджикский, немецкий) уже вызывает неприятие в отношении «не того» употребления знакомых корней и слов, а совсем близкие языки (сербский, польский, болгарский и тем более украинский и белорусский) воспринимаются просто как смешные, как пародии на русский.

Многие писатели — от Гоголя до Шолохова — одним включением украинизмов в русский текст успешно вызывали и вызывают приступы веселья у миллионов читателей. Поэтому настороженная реакция на чем-то не похожих людей неизбежна для нас и биологически нормальна. И настороженность к образованию смешанных пар тоже. У расовой и национальной неприязни есть врождённые корни. Тут деться некуда. Какой по этому поводу более семидесяти лет назад поднялся крик. «Этологи подводят естественнонаучную базу под рассизм!» Как раз всё наоборот. Этологи показали, что расовое и национальное неприятие имеет в своей основе сбой поведенческой программы, расчитанный на другой случай — на видовые и подвидовые различия.

Расизм, грубо говоря, и есть звериный инстинкт, к тому же не туда направленный, заблуждение поведенческих стереотипов, из-за которого любым, даже совершенно не значащим различиям придаётся громадное и всегда отрицательное значение и который упорно избегает доводов разума. Значит, слушать расиста нечего. Он говорит и действует, находясь в упоительной власти всё знающего наперёд, но ошибающегося инстинкта. Всё, что он наговорит, напишет или наделает, заведомо ложно и абсурдно. Спорить с ним бесполезно: инстинкт логики не признаёт. Его следует просто пресекать, а если он очень активен, то и изолировать от средств воздействия на других людей. Весь последний опыт человечества, к сожалению, подтвердил, что этологи были правы. К расизму нельзя относиться как к точке зрения, имеющей право на существование. К нему нужно относиться, как к заразной болезни.

Получив в свои руки созданные в 20-м веке средства массовой информации, расисты умудрялись бросать в пламя расовых конфликтов даже самые культурные и уравновешенные народы, столь эта ошибка заразна. Биологи всегда твердили и твердят: как и у всех других видов на Земле, генетическое разнообразие человечества, включая все его внешние формы, в том числе и не наследуемые (вроде культуры, языка, одежды, религии, особенностей уклада) — самое главное сокровище, основа и залог прспособляемости и долговечности. В перспективе биологического времени существования вида нам не дано знать, кто «прав» а кто — нет, кто отстал, а кто зашёл в тупик или идёт не туда.

Только максимальное разнообразие, сохранение всего, что способно сохраняться — надёжный путь к устойчивости вида. Неприятие расизма должно состоять не в том, чтобы отрицать его корни, а в том, чтобы обуздывать ошибки в наших программах поведения, развивать в себе благожелательный интерес к непохожим людям, то есть «на всю катушку» раскручивать программу, которую ещё Аристотель назвал «общительной природой человека.» К чести биологических инстинктов заметим, что подлинно расовые войны никогда не были заметным явлением в истории человечества. Их подменяли, войны, в которых на первый план выдвигались внегенетические, внебиологические различия людей по непредсказуемым признакам — языку, культуре, религии, традициям.

promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 83
Buy for 20 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded