alexiy70 (alexiy70) wrote,
alexiy70
alexiy70

Степан.

Единственная, занесённая снегом, просёлочная дорога, вилась среди бывших колхозных полей. По ней, тяжело ступая, шёл Степан. Видно, что идти ему было тяжело; он часто останавливался передохнуть, садился прямо в сугроб на обочине и прижимал правую руку к левому боку. Потом вставал и упрямо шёл вперёд. Целью его путешествия был хутор, куда он спешил на похороны брата.
Идти оставалось не далеко; миновать вон тот лесок, пройти по шатким лавам через ручей, наискосок через поле, и там, за перелеском, скрытый от посторонних глаз, хутор на берегу реки. Если бы не те, кто шёл следом. Степан упал, неуклюже поскользнувшись валенком на вмёрзший в снег наледи...Проклятая пуля. Рана кровоточила, болезненно ныла и лишала сил. Справившись с головокружением, кинув в рот горсть снега, он поднялся и пошатываясь шагнул вперёд. - Я лучше в драке погибну, чем вот так, замёрзнуть в снегу, как алкаш, - думал Степан и упрямо продолжил свой путь.
С братом Сашкой они были очень дружны. И воспоминания грели Степана тем родным теплом, которое даже сейчас заставило его улыбаться. Он вспоминал, как они, несмотря на запрет родителей, убегали на речку вдвоём, ловить раков. Как преодолевая страх, ныряли в тёмный омут, в котором, по слухам, живёт водяной чёрт. Как однажды он, Степан, нырнул с причала и оделся пузом на проволочный крюк, привязанный к причалу под водой и как Сашка тащил его изо всех своих детских силёнок, беспомощно дрыгающего ногами, захлёбывающегося, из объятий реки. Тогда им сильно досталось от отца, но детские обиды быстро проходят и уже на следующий день они лежали на берегу, их обдувал лёгкий ветерок наполненный ароматом трав, а они мечтали стать великими людьми. Саня непременно станет космонавтом и его будут уважать все деревенские пацаны и даже девчонки. В Стёпа станет самым лучшим милиционером, и в погонях и перестрелках переловит всех бандитов.
Степан про себя усмехнулся: ну надо же...стать милиционером не получилось, а вот бегать от них становится всё труднее.

Не понятно чего они к нему пристали, за что преследуют? Он же работал токарем на заводе, не бухал, не прогуливал, делал план и получал свою небольшую зарплату, часть которой исправно высылал брату. В колхозе дела шли из рук вон плохо; скотину забили, земли колхозные раздали барыгам, речку и ту продали местным олигархам. Вобщем работы нет, народ спивается и остаётся только идти батрачить за копейки к барыгам. А этих денег едва хватает, чтобы содержать постаревшую мать. Уже который год болеющую жену и стремительно растущего сына.
Степан, как мог, успокаивал брата. Говорил, что всё наладится, что он обязательно заработает денег и вместе они выкупят землю и начнут все вместе своё дело. Говорить то говорил, да сам себе не верил. Денег, которые на заработал, вряд ли бы хватило даже на пару соток земли.
А тут ещё эти менты. Припёрлись ночью, хату вверх дном перевернули, в вещах рылись, беспардонно раскидывая по полу, топча грязными сапогами. А потом скрутили в наручники и отвезли в кутузку. До утра допрашивали, совали какие-то фотографии с трупами, били, орали, снова били, но Степан молчал. Холодный, сырой карцер. Допросы. Толстый следак, худой следак, побои, снова карцер. Стёпа уже потерял счёт дням, когда в очередной раз его вызывали. В этот раз не били, а ткнули в вскрытое письмо. В нём было несколько скупых слов, написанных корявым, детским почерком на криво вырванном из тетради листке: "Приезжай скорей. Папка умер. Арсений."

Степан метался по камере всю ночь. Он, не помня себя, стучал кулаками по сырым кирпичным стенам, рвал решетку окна, выл на полную, странного жёлтого цвета, луну. И плакал. Плакал как никогда в жизни. Потому что остался один на всём белом свете.
Племянник! - вдруг осенило Степана. - Вот ради кого стоит жить. Нельзя, что бы пацан спился или попал в рабство к барыгам. Надо спасать парня. И Стёпа задумал побег.

Много времени он потерял, блуждая в вологодских лесах, но сейчас шёл по знакомой с детства дороге и как никогда хотел жить. Он с облегчением смотрел, как солнце село за чернеющим впереди лесом и землю укрыла спасительная темнота.

Степан снова присел отдохнуть - боль в боку грызла и рвала тысячами иголок, впиваясь в тело, лишая сознания, но он знал, что уже почти дошёл. Главное успеть туда раньше их...

Гавриил потряс кости и небрежно кинул на стол. Кубики раскатились с характерным стуком. 4-2.
- Везёт парню, - раздался тихий голос за спиной Гавриила.
- Мда... - Гавриил задумался.
- Может снежку добавить?
- Отличная мысль - сказал голос и засмеялся, - всегда должен быть выбор или второй шанс.
- Значить быть по сему, - Гавриил собрал в специальный мешочек кости, - Аминь.

Едва держась на ногах, Степан дошёл до калитки. И тут неожиданно повалил снег. Белоснежные, крупные хлопья стеной падали с чёрного неба. Василий оглянулся и не увидел дорогу, по которой только что шёл. - Вот чёрт - подумал он, - повезло. Открыл калитку и поковылял к крыльцу.

Пройдя наощупь тёмные сени, Степан зашёл в дом. По середине светлицы стоял стол с открытым гробом. Вдоль стен, на лавках сидели родные, знакомые и соседи. Когда Степан вошёл, все разом повернули головы в его сторону и стали тихо перешёптываться между собой. Степан кивком головы поздоровался со всеми, подошёл к гробу и посмотрел на брата. Лицо Сани, с заострёнными скулами, неестественно белое, резко контрастировало с чернотой волос. Стёпа наклонился к его лицу и поцеловал в холодный лоб. Встал на колени и помолился по своему, как умел. Потом оглянулся и увидел Арсения, своего племянника. Боже, как же он был похож на него, те же острые скулы, тот же прямой нос, даже волосы, чёрные, с синевой, всё напоминало в Арсении брата. Стёпа улыбнулся ему и мальчик скривился улыбкой в ответ. - Да, тяжело парню, - подумал Степан и присел рядом.
- Помнишь меня, Сеня? - тихо спросил Степан - я твой дядя, брат твоего отца.
Мальчик кивнул утвердительно в ответ.
- Вот и ладно - сказал Степан и посмотрел в окно. Снег всё валил и валил, а ветер кружил снежинки в бешенном танце. - Повезло, как же мне повезло, - думал Степан, вглядываясь в снежную канитель, в которой, в которой что-то вдруг мелькнуло, потом ещё и ещё.
- Пойду гляну - напрягся Степан и пошёл к выходу.
Мелкие, колючие снежинки больно врезались в лицо. Стёпа поёжился, огляделся и увидел отцовский сарай, дверь в который беспомощно мотылялась на ветру. Он не спеша доковылял до сарая, припёр деревяшкой дверь и зашёл внутрь. В сарае всё осталось практически по прежнему; по середине стоял низкий крепконогий деревянный стол на котором его его отец разделывал свиней и прочую живность. Над столом висел огромный крюк. Степан сразу вспомнил, как будучи ещё совсем маленьким, случайно забежал сюда и увидел своего отца в фартуке залитым кровью, а на крюке висела свиная голова и как-то жутко ему улыбалась. Как он тогда заорал, а отец лишь усмехнулся и сказал:
Что сынок, тебя свинка напугала, ты её не бойся, она ж мёртвая! Но Степан перепуганный до дрожи, тогда пулей выскочил из сарая, а вдогонку нёсся смех его отца. И только повзрослев, переборов детские страхи, он уже безбоязненно заходил в сарай помогать отцу.

И вот он снова здесь. Все инструменты отца висели рядком на стене, покрытые ржавчиной и паутиной. Затхлый, кислый запах не выветрился несмотря на открытую настежь дверь. Степан скривился и побрёл обратно в избу.
Когда он вернулся, в доме уже никого не было, кроме его племянника да гроба. Было очень холодно и Степан решил затопить печь. Позвал племянника и они быстро её растопили. Живительное тепло поплыло по дому, стало теплее и людям в нём стало полегче. У племянника даже порозовели щёки и взгляд его до того пустой, словно стеклянный, наполнился жизнью и искорки забегали у него в глазах. Степан заварил чай, разлил по чашкам, нашёл упаковку печенья, раскрыл и они принялись сосредоточенно хрустеть, прихлёбывая ароматный, горяченный чай.

- Как мат? Совсем плохая?
Арсений только удручённо кивнул головой за перегородку.
- А ты неразговорчив. Ну ладно, утро вечера мудренее, полезай на печь, а я пойду невестку проведаю.
Он стукнул пару раз костяшкой пальца в перегородку и откинув одеяло, закрывавшее вход, зашёл в небольшую комнатку. Агафья лежала абсолютно голой на мятой постели, похабно раскинув жирные белые ляжки, и не моргая смотрела остановившимся взглядом в одну точку. По её стриженной налысо голове ползали мухи, а в воздухе стоял тошнотворный запах испражнений и немытого тела.
- Надо прибрать тут - подумал Степан, - но не сейчас. Он вышел в светлицу, лёг на лавку, положил под голову свою телогрейку и провалился в кошмарный сон.
Снилось ему, что зовёт его отец и выходит он ночью из дому и идёт к сараю. Дверь в нём закрыта, но в щели пробивается яркий свет и слышится громкий смех его отца. Степану страшно, его колотит дрожь, аж зубы стучат, а сердце колотится бешенной птицей и рвётся наружу из его груди. Он подходит к двери, а она сама распахивается и голос отца зовёт его:
- Стёпка не бойся, здесь я - заходи!

Продолжение следует.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Человек какого образа воспитывался этой всеобъемлющей педагогической системой? Каков был её идеал? Она развивала в испытуемом смелость, ибо смелость…

  • К. Копейкин

  • Предпоследний день в имении.

    Вид с окна.

  • (no subject)

    Рабочий класс – не венец человечества, а его трагедия, его – memento mori, грозное напоминание о том, что миллионы людей, потенциально ничем не…

  • (no subject)

    Рыбалка сегодня была славная.

  • Освенцим XXI Века! Ковидный геноцид: А ты получил Аусвайс?

    Нельзя сказать, что я противник вакцинации, но всем ли она нужна?… Ещё в начале эпидемии, когда раздавались здравые голоса, я принял позицию тех…

  • Снам придаю большое значение. (18+)

    Не знаю, как вы, а я снам придаю большое значение. Человек несведущий обычно махнёт рукой - а, типа, хрень всякая снилась! Но я-то знаю, что сон…

  • А уж убытки подсчитывать точно не стану. (18+)

    Секс за ужин. Секс за ресторан. Вообще секс за что-то. Обычно это обсуждают здесь женщины, а я пью кофе и читаю. И мне не очень интересно. Скажу…

  • Смысл жизни. (18+)

    Есть такие люди, которые вдруг начинаю мучаться поиском смысла жизни. А есть и такие, что, не найдя этого смысла, заканчивают жизнь самоубийством.…

promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 86
Buy for 100 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments