May 19th, 2021

Вот как бывает. (18+++)

Я ждал Ольгу в своём кабинете. Сегодня у неё не будет начальницы, та вчера неожиданно уехала по срочным делам в Москву, и Ольга сможет весь рабочий день провести у меня в кабинете. Я уже отменил все деловые встречи, купил «Мартини» и «Рафаэлло». Жене сказал, что у меня сегодня серьезные переговоры, чтобы не звонила.

С Ольгой хорошо. И потрахаться умеет, и за жизнь поговорить. Симпатичная. Стройная. Огненно-рыжая, с зелёными глазами. Двое детей. Муж – в НИИ работает, изучает какой-то нитрид циркония. Весь в науке, докторскую пишет. Ольга к нам пришла в отдел рекламы. По образованию тоже инженер. Всякую хрень про нашу контору набивает на сайт и для журнальчиков.

Я вспоминал нашу последнюю встречу и нетерпеливо смотрел на часы. Уже половина десятого. Что-то она задерживается. Наверное, младшенького долго в садик собирала. Он у неё баловник. Фотки тут приносила. И видеозапись из садика. Смешно стишки он читает. Время десять. Ольги нету. Набираю её номер. «Абонент не отвечает или временно недоступен». Да где же она. SMS послать что ли нельзя? Вот баба сука, уже наверное трахается где-нибудь.

В голову лезут всякие мысли об измене. Думаю о том, что Ольга отправила мужа на работу, детей в сад и школу и предается любовным утехам с соседом каким-нибудь. Млять, ну нельзя же так думать о своей любовнице, ругаю я себя, хотя сам-то гусь хорош. Время одиннадцать. Её по прежнему нет. Мобильник не доступен. Звоню домой. Дома никто не снимает. Блять, блять. Сука, где она. Набираю отдел рекламы. Девочка говорит, что Ольга не звонила.

Только бы ничего с ней не случилось. Сейчас же что хочешь может произойти. Залезаю в Интернет. Никаких новостей о терактах, пожарах. Скачу по новостным ссылкам. Полдень. Настенные часы пробили двенадцать раз.

Вдруг звонит мобильник. Я вздрогнул. На экране незнакомый номер. Снимаю.

- Это я, Ольга, – её еле-еле слышно.
- Солнышко, что с тобой! – кричу в трубку.
- Меня сбила машина. Я в больнице.
- КАК МАШИНА? ГДЕ, КОГДА? ТЫ ГДЕ?
- Тебе врач скажет. Я хотела тебе позвонить, но не успела.

Врач диктует адрес. Здесь недалеко. Я прыгаю в машину и еду по указанному адресу.

Ольга в приемном отделении травматологии. Лежит на каталке. Её не узнать. Лицо в крови, страшных ссадинах и синяках. Её трясет. Постшоковый синдром. Она меня узнает, пытается пошевелить рукой и улыбнуться.

- Что с ней, доктор? – я хватаю за халат врача, который её везёт в кабинет на томографию.
- А вы муж?
- Нет, начальник, с работы.

Врач с ухмылкой смотрит на меня и начинает речитативом:

- Говорит, её прямо около работы сбили. Перелом левой ноги, обе кости, перелом правой руки и носа, ушибы лица. Наверняка сотрясение есть, средней тяжести. Но позвоночник целый. И основание черепа тоже вроде бы не нарушено. Сейчас ещё внутрянку посмотрим, и там ясно будет. – врач говорит спокойным, даже равнодушным голосом, как будто это я машину в ремонт пригнал.

Через полчаса тележку вывозят после томографии. Слава богу, внутренних повреждений нет. Спрашиваю, как долго будет лечиться и сколько стоит. Я прошу разместить в бокс, с персональной медсестрой. Врач кивает, говорит, что лечение не меньше 2-х месяцев. Договорившись со всеми и раздав денег, повидав еще раз Ольгу, пообещав ей, что всё будет хорошо, я решаю сразу ехать домой. Забираю её вещи. Среди них остатки разбитого мобильника. На дворе уже вечер. На работе нехрен делать.

Дома жена. Сидит гостиной, смотрит какой-то сериал и потягивает вино из фамильного хрусталя.

- А, дорогой, привет. А где ты был днём? Я к тебе заезжала.
- Ты знаешь, заказчиков в ресторан возил.
- ТЫ знаешь, я машину немножко покорежила, – говорит она спокойно, – мою новенькую Pajero.

Я напрягаюсь.

- Как покорежила немножко?
- Да какую-то дуру рыжую сняла. Идет, улыбается, по мобильнику болтает. Я ей сигналю, она не слышит. А дорога скользкая. Сам видишь, погода какая.

Жена смотрит на меня, как будто сверлит двумя дрелями.

- Соскучилась по тебе, хотела кофейку к тебе на работу заехать попить. Немного не доехала.
- Почему ты не позвонила!?
- Да вспомнила, что у тебя заказчики. Что бы тебя беспокоить, так ведь? Ну ты не расстраивайся, там фара разбилась и лобовое стекло треснуло. Да еще крыло. Ну, на пару штук, не больше.

Жена, щурясь, смотрит на меня. Как Ленин. Я чувствую себя под её взглядом, как между молотом и наковальней. Какой тяжёлый взгляд. Я начинаю понимать, что это всё не случайно.

- Милый, не расстраивайся. Ну подумаешь, какую-то блядь тупую отправила подлечиться. Давай ужинать, – говорит жена как ни в чем небывало, встает и уходит на кухню.

Я сажусь на диван и попадаю на нагретое её место. Пересаживаюсь на холодную кожу. Блять, она ведь всё знала. Сука, амазонка.

- Любовь моя, иди кушать, стынет!

... любовь моя ...



promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 86
Buy for 100 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…