November 14th, 2020

В городе Владимире устроили «мемориальное кладбище сипягинской медицины»

Неизвестные установили «антигубернаторские» таблички возле Хирургического корпуса главной больницы Владимирской области, снова перепрофилированного под инфекционный госпиталь. Губернатора Владимира Сипягина авторы перформанса обвиняют в том, что на территории ОКБ не был построен ковид-госпиталь.

Неизвестные обвинили губернатора Сипягина в том, что на территории Областной клинической больницы так и не появился заявленный весной новый инфекционный госпиталь. Акция, ответственность за которую на себя никто не взял, прошла возле 7-этажного Хирургического корпуса ОКБ, который в октябре снова стал ковид-госпиталем, прекратив прием больных на плановые операции.

Несколько табличек с обвинительными лозунгами анонимы назвали «мемориальным кладбищем сипягинской медицины». Палки, к которым прибиты таблички, воткнуты в песок рядом с Хирургическим корпусом. На этом месте за 10 миллионов рублей строят вертолетную площадку для санитарной авиации.

Напомним, о планах строительства нового инфекционного корпуса власти Владимирской области заявили в конце марта-начале апреля 2020 года. Предполагалось, что объект из быстровозводимых конструкций может быть за два месяца возведен рядом с Областным противотуберкулезным диспансером в микрорайоне Загородный города Владимира. Однако позже облздрав признал, что от дорогостоящего проекта пришлось отказаться в пользу более дешевых и оперативных мероприятий по переориентации региональной медицины на борьбу с коронавирусом.

Акцию с «мемориалом» на территории Областной клинической больницы в департаменте здравоохранения Владимирской области пообещали прокомментировать в ближайшее время.
promo alexiy70 september 21, 2019 10:54 86
Buy for 100 tokens
Наверное, это называется старость ... Если раньше пробуждение всегда сопровождалось улыбкой, то теперь мучительной обидой «зачем ночь кончилась?» Зачем опять нужно открывать глаза, умываться, собираться и куда-то идти, что-то делать. Не-хо-чу! Хочу просто впасть в летаргический сон и пропустить…

Плата за бесплатное.

В последнее время одной из самых часто обсуждаемых тем стало «вмешательство» современных технологических компаний в частную жизнь человека. Подобное внимание к нашим скромным персонам раздражает миллионы людей, провоцируя дебаты о необходимости ограничения всевластия информационных монополий, разделения их на отдельные части и запрета на сбор и использование личных данных.
Я тоже не всегда бываю доволен происходящим, но категорически не согласен с такими призывами — прежде всего потому, что их авторы не хотят оценить чисто политэкономическую сторону вопроса.
По мере формирования «информационного общества» мы становимся все более открытыми для мира, сообщая друг другу через Facebook, Instagram и другие социальные сети огромное количество информации; выискивая интересующие нас сведения посредством Google или Yandex; пользуясь многочисленными сервисами электронной торговли, службы заказов; просиживая вечера в интернет-кинотеатрах. Мы оставляем в сети сотни адресов, которые посещаем, ставим лайки людям и бизнесам, делимся впечатлениями, сохраняем пароли и номера кредитных карт. В результате децентрализованное цифровое пространство знает о нас чуть ли не больше, чем мы сами, а с появлением облачных технологий и интернета вещей это утверждение станет неоспоримым.
Итак, начнем с того, как информационная революция изменила наш мир. Стоимость персонального компьютера, рассчитанная с учетом емкости жесткого диска и скорости обработки данных, снизилась с 1990 года более чем в 25 тысяч раз. Цена телефонных разговоров упала в 200 раз только с 1980 по 2015 год. Многие девайсы были успешно интегрированы, например, в один смартфон, а системы навигации, электронная почта или передача мгновенных сообщений экономят сотни часов нашего времени и массу денег.
Этим высокотехнологичные отрасли радикально отличаются от «традиционной» экономики, производящей массу товаров и услуг — от еды до автомобилей, от гостиничного бизнеса до здравоохранения и образования. Смена тренда пока не слишком заметна, поскольку традиционные «про-инфляционные» отрасли остаются доминирующими (несмотря на успехи высокотехнологичных компаний в наращивании капитализации, их выручка пока далека от доходов прежних «грандов»: по итогам 2019 года продажи Boeing превышали выручку Facebook, но последняя оценивалась рынком в 3,5 раза выше).
Еще в 1998 году Hotmail требовал 99 долларов в год за почтовый «ящик» с объемом более 1 гигабайта; сегодня ящики в 1 терабайт на Yahoo! и многих других сервисах совершенно бесплатны. Телефонные звонки в Skype, Zoom или Signal не стоят ни цента; то же самое касается звонков между смартфонами Apple.
Социальные сети бесплатны, как и поисковые системы – и их услугами в последнее время пользуется большинство населения Земли.

Впервые в мировой истории выгода предпринимателей проистекает не из взаимодействия с непосредственным потребителем его продукта, а из трансакций с компаниями и людьми, имеющими к нему лишь косвенное отношение (в первую очередь — рекламодателями). Поэтому я считаю, что такая ситуация не может считаться монополией: массовому потребителю отнюдь не навязывается монопольная цена за предлагаемый товар и услугу. А выбор поставщика бесплатного продукта свободно осуществляется на основании качества поставляемой услуги (достаточно сравнить эффективность поиска в Google с Yandex или Bing), охвата аудитории (как в случае Facebook и Одноклассников) или безопасности сервиса (как при сравнении Protonmail и Mail.ru).
Мы постепенно вступаем в мир, в котором не действуют законы индустриальной эпохи.

Однако тот факт, что индустриальная эпоха уходит в прошлое, вовсе не означает, что заканчивается время экономики. На противоположном технологическому прогрессу «фронте» тоже происходят важные перемены. Человек и его способности все в большей мере превращаются в основной производственный ресурс, а личное потребление — в главную и наиболее эффективную инвестицию. Уже в 1960-е годы появилось понятие человеческого капитала, и люди сегодня воплощают самую большую долю общественного богатства, чем когда-либо прежде в истории.

Собственно, тут и кроется, на мой взгляд, ответ на возникающие сегодня discontents. Когда современная личность сталкивается с современной корпорацией, возникает обмен совершенно особого типа. Корпорация предоставляет услугу, имеющую вполне реальную себестоимость, формально бесплатно — точнее, не требуя взамен денег. Человек, потребляя эту услугу, соглашается с использованием компанией информации о нем, которая им самим также не может быть монетизирована.
Иначе говоря, богатство современного человека не исчерпывается остатком на его банковском счете или обладаемым им имуществом — оно во все большей степени воплощается в интенсивности его социальных связей, в активном отношении к миру, в способности продуцировать новые смыслы.

При этом, подчеркну, технологические «монстры» предельно демократичны: они относятся к каждому пользователю как к равному любому другому — при открытии почтового ящика или регистрации в социальных сетях, пользовании мессенджерами или поисковыми системами изначально не предполагается никакой дискриминации. Более того: стоит отдавать себе отчет в том, какие суммы мы сегодня экономим, пользуясь электронной почтой вместе FedEx'a; бесплатным Facetime'ом вместо платных международных звонков и сервисами видеоконференций вместо изнурительных поездок из города в город (про удобства интернет-шоппинга или бронирования отелей и билетов я даже не говорю).

Поэтому я рискну утверждать, что пресловутой «потерей приватности» сейчас оплачивается от четверти до трети потребительских расходов среднего гражданина развитых стран.